Рынок Тренды

«Давай, до свиданья…» Как валютные колебания поменяют винный рынок

Рост валютных курсов доллара и евро, которые мы наблюдаем с «черного понедельника» 9 апреля могут оказать серьезное влияние на картину российского винного рынка. Изменение конъюнктуры даже при росте курса в 5-7 рублей за 1 евро станет особенно чувствительным для столовых вин, импортируемых из Европы. В этой категории уже наблюдалось подорожание из-за плохого урожая 2017 года. Однако если тренд роста курсов валют сохранится, этим дело не ограничится. В том, как может измениться расклад сил на винном рынке под влиянием форс-мажорных обстоятельств, разбирался WineRetail.Info.

Вина и цены

2017 год изменил тенденцию винного рынка последних лет в пользу роста импорта. В целом, ввоз вина в Россию, по данным ЦИФРРА, прибавил более 32%. В условной категории вин высокого качества, выделяемой главой Центра Вадимом Дробизом, рост был еще более впечатляющим +57,6%, по сравнению с аналогичным периодом 2016 года. Параллельно падало внутреннее производство вина в России (-13,4%), а также импорт вина «наливом» (-19,3%).

Сейчас велики шансы на обратные изменения этой тенденции. Российский рынок по-прежнему крайне чувствителен к розничным ценам, а подорожание европейских базовых вин определяется не только скачками валютных курсов, но и плохим урожаем 2017 года.

Урожай и его влияние на цены в этом году стали одной из главных тем для дискуссий на крупнейшей европейской винной выставке Prowein, проходившей в середине марта в Дюссельдорфе. Более всего подорожание затронуло базовый сегмент вин для супермаркетов, в котором каждые 10 центов в структуре цены имеют значение. Практически все крупнейшие винные холдинги, владеющие производствами по всей Европе: французская группа GCF, испанский Felix Solis Avantis, швейцарский Sсhenk и другие представили на выставке обновленные прайс-листы.

Минимальные закупочные цены на Prosecco приблизились к 3 евро, экспортная цена на базовое столовое вино достигла 1,7-2 евро. Для сравнения, годом раньше, цены на базовые вина находились в диапазоне 1,2-1,5 евро.

Дефицит дешевого вина настолько значителен, что некоторые немецкие Kellereien – крупнейшие винодельни, бутилирующие вино со всей планеты, закупали вино наливом из Балканских стран и даже в Молдове.

Подорожание видно и по испанским Bodegas, которые в прошлом году продавали в Россию бутылку вина по цене, начинавшейся от 80 евроцентов. Неудивительно, что Испания заняла первое место по импорту в Россию с объемом около 53 млн литров и долей рынка 21,68% (данные ЦИФРРА). Сейчас за то же самое вино испанцы просят на 20% больше.

Многие импортеры с опытом придерживали закупки до июня-июля, ожидая снижения цен после того, как будет понятна ситуация с новым урожаем. Об этом свидетельствуют и показатели импорта первых месяцев 2018 года.

«Данные за весь первый квартал 2018 года еще пока не появились, но по итогам января-февраля видно, что по категории винодельческой продукции есть снижение -6-10% по разным группам. Исключение составляют только игристые вина, по которым продолжился умеренный рост. Активно растет и крепкий алкоголь. Группа «экзотических спиртов» прибавила больше 40% по сравнению с январем-февралем 2017 года. Возможно, это связано с созданием компаниями-импортерами товарных запасов в ожидании роста курсов валюты», - отмечает директор ЦИФРРА Вадим Дробиз.

Теперь желанного снижения цен на вино для России после появления утешительных данных по европейскому урожаю 2018 года может и не случиться.

Прощание с столовым

«Бедные столовые вина из Европы в России. Помимо неурожая и последующего роста цен, также стали жертвой глобальной политической игры и очередного пике рубля. Столовые вина давай, до свиданья!», – эмоционально отреагировал на сводки с валютных бирж Председатель совета директоров компании-импортера Русалка Групп Павел Бусыгин.

Рост курсов валют после завершения 1 квартала 2018 года прогнозировали многие аналитики, но до «черного понедельника» 8 апреля объективных причин для такого быстрого скачка не наблюдалось.

Если тенденция роста сохранится или евро останется на нынешнем уровне (почти +7-8 рублей к уровню 7 апреля), сектору импорта стоит приготовиться к очередному стресс-тесту.

Европейский неурожай сам по себе предрекал повышение розничных цен на импортные столовые вина в базовом сегменте до 50%. Подорожания ожидали во втором полугодии 2018-го.  Прибавка в весе евро даст дополнительный рост цены.

По оценкам Антона Носова, руководителя проекта ФЗС-Алко Федерального закупочного союза (работает с 96-ю региональными торговыми сетями по всей стране), рост курса евро на 7 рублей добавит к себестоимости импорта, как минимум, 15 рублей за бутылку. Если импортеры решат переложить свои расходы на клиентов, на полке торговой сети, работающей через дистрибьютора, цена вырастет уже на 30 рублей и более, в зависимости от наценки.

Ситуация может стать стрессовой, в первую очередь, для компаний импортеров и дистрибьюторов массового вина. Торговые сети в условиях низкой покупательной способности населения будут держать цены до последнего и демпфировать повышение цен в Европе и рост валютных курсов за счёт прямого импорта и сокращения издержек.

«Мы не очень боимся незначительных колебаний курсов валют, отметил в разговоре с WineRetail.Info представитель федеральной розничной сети, собственный импорт позволяет нам полностью контролировать ценообразование. Там где розница, получающая товар через дистрибьютора или импортера, поднимет цену на 50 рублей, мы уложимся в 20, и потребитель этого подорожания не заметит».

С этой оценкой не согласен Александр Глебов, руководитель специализированной торговой сети «Винагроснаб», работающей в Калужской области (около 100 магазинов). Он отмечает, что ситуация на потребительском рынке регионов сейчас особенно сложная и покупатель реагирует на любое изменение цены.

«Мы уже обсудили сложившуюся ситуацию с несколькими нашими партнерами, поставщиками импортного вина. Ситуация сложная. При нынешнем уровне покупательной способности на любое, даже самое незначительное повышение цен последует реакция потребителя и падение продаж. Мы для себя не видим возможностей сдерживать рост цен на полке в случае корректировок прайс-листов поставщиками. С теми, кто повысит цены, я просто вынужден буду расстаться. Радует, что ряд моих постоянных партнеров это понимает, и повышения цен от поставщиков мы пока не ждем», – говорит  Александр Глебов

Если вспомнить ситуацию 2014 года, дальнейшие скачки валютных курсов могут создать серьезные трудности для сектора технического импорта. Пока лишь немногие торговые сети ввозят вино в Россию самостоятельно.

Крупнейшим игроком, импортирующим вина напрямую, является «Магнит» и его компания «Ритейл-импорт», занимающая 4-е место в России по объемам импорта с рыночной долей 4,62%. Другие крупные федеральные ритейлеры пока занимают выжидательную позицию, работая по контрактам с профессиональными тех. импортерами.

Такие компании лишь оказывают услуги импорта (фактически, являются логистами) и не формируют серьезной наценки.

Бизнес технического импорта связан с высокими рисками и необходимостью привлечения серьезного банковского обеспечения. По российскому законодательству, компания, осуществляющая перевозки вина, должна являться собственником этого товара. Цикл импорта может занимать до полугода, а за это время может случиться всякое. В 2014-2015 годах некоторые крупные сети отказывались принимать изменение ценовых условий по контрактам с тех. импортерами. Логист оставался один на один с товаром, повышением банками кредитных ставок и разного рода обязательствами. Для некоторых логистов это стало непосильной ношей и привело к банкротствам.

По оценкам Вадима Дробиза, большинство крупных импортеров готовы к повышению курсов валют. «Ситуация четырехлетней давности подготовила компании к такого рода динамике, многие закладывают подобные риски в свою бизнес-стратегию и не будут повышать цены», – говорит директор ЦИФРРА.

Изменение рыночной конъюнктуры во время предыдущего кризиса оказало существенное влияние и на бизнес классических импортеров, самостоятельно дистрибутирующих свой товар.

«Мы следовали за курсом, а курс так динамично менялся. Когда мы клиенту говорили: у нас цены по курсу 90 руб./€, то он замирал в удивлении. Мы говорили: а что делать? Потом у нас были цены по 80 руб./€. Нам пришлось за 2015 год делать три-четыре коррекции цен. Это был ужас, потому что какие-то клиенты принимают цену быстро, например в сегменте HoReCa. А ритейл? Два месяца жди, а потом он, может, вообще не захочет эти новые цены принять. А мы не можем. Помните, был конфликт в декабре 2014 года, когда мы остановили поставки в сети? Не от вредности! Просто я даже не знал, по какому курсу продавать», – вспоминал о той ситуации в интервью «Коммерсанту» Президент Simple Максим Каширин.

Шанс №3

Пики роста инвестиций в российское виноделие в прошлом были связаны именно с валютными кризисами. Первая волна интереса к винному бизнесу и закладке виноградников на юге России пришлась на 1999 и начало 2000-х годов, когда рынок немного оправился от дефолта 1998 года. Второй шанс российского виноделие получило четыре года назад.

«Что импортеру плохо, то российскому производителю праздник». Примерно в таком ключе восприняли в 2014 году повышение цен на импортные вина некоторые российские производители. И сделали немало ошибочных шагов.

В первую очередь, банально не хватало объемов качественного вина, а быстрое наращивание объемов производства за счет импорта вин наливом негативно повлияло на качество.

 «Рост курсов валют и повышение цен на импортное вино – демотиватор для многих российских виноделов. Во всяком случае, именно так показала себя ситуация 2014 года, когда к российским производителям выстроились очереди из торговых сетей и дистрибьюторов. Некоторые недальновидно решили, что эта ситуация сложилась надолго и не выдержали определенный уровень качества, в расчете на то, что «и так купят». Но уже в 2016 году начался откат обратно в сторону импорта. В прошлом году мы видели серьезное падение объемов производства у тех российских компаний, к которым есть вопросы по качеству. И дистрибьюторы, и сети, и потребитель переориентировались обратно, на вино из Европы и Нового Света. Остается лишь надеяться, что из ситуации четырехлетней давности были извлечены уроки и российское виноделие в этот раз лучше готово к использованию своего шанса», – говорит руководитель Союза сомелье и экспертов России, автор Гида «Российские вина» Артур Саркисян.

Президент Союза виноградарей и виноделов России Леонид Попович считает, что поводов для оптимизма пока нет. «Нужно подождать пару недель, понять, насколько устойчив тренд на валютном рынке. Если импортные вина действительно подорожают, это может вернуть интерес торговли и потребителя к российским винам. Рост продаж нашего вина позволяет производителям инвестировать в виноградники, модернизировать производство», – отмечает эксперт.

В целом, ситуацию вряд ли можно назвать оптимистичной. Рост валютных курсов не только повлияет на импорт, но, в перспективе, снизит и без того невысокую покупательную способность населения. А это одинаково вредно для всех участников рынка.

В любом случае, к концу 2018 года мы увидим новые очертания рынка в сегменте винного импорта. А возможно, и новый расклад сил на винном рыке в целом.

Александр Ставцев

Главный редактор WineRetail.info

фото из открытых источников и газеты "Малый бизнес"

 

 

Рубрикатор:

Комментарии